You are using an outdated browser. For a faster, safer browsing experience, upgrade for free today.

Особенности правового регулирования ТОСЭР

4 апреля 2016 года Счетная палата Российской Федерации выпустила пресс-релиз с громким заголовком «За 10 лет ОЭЗ так и не стали действенным инструментом поддержки экономики». Основной посыл пресс- релиза «Процесс создания и управления ОЭЗ характеризуется формализмом, безответственностью и безнаказанностью, отсутствием исполнительной дисциплины и спроса за принятые решения и их последствия. Реальный экономический эффект от особых экономических зон не достигнут». При анализе деятельности Счетной палаты РФ видно, что проблемой ОЭЗ в том или ином виде Счетная палата занималась с 2010 года. Во всяком случае, в июльском бюллетене 2010 года опубликован отчет о результатах контрольного мероприятия «Проверка эффективности результатов деятельности особых экономических зон Калининградской и Магаданской областей с учетом использования таможенных и налоговых льгот».

Возможно, примерно в это же время, во властных структурах началось формироваться понимание того, о чем через 6 лет громогласно объявит Счетная палата РФ. Во всяком случае уже в 2010 году Государственной думой был принят Федеральный закон от 28 сентября 2010 г. № 244-ФЗ "Об инновационном центре "Сколково", который, несмотря на наличие уже существующего инструмента для развития инноваций - ОЭЗ технико-внедренческого типа, предложил новый инструмент такого развития, а именно инновационный центр, для которого были установлены свои уникальные правила функционирования вплоть до особенностей осуществления медицинской и образовательной деятельности на его территории.

В течении нескольких последующих лет были приняты следующие законодательные акты: Федеральный закон № 392-ФЗ от 03.12.2011 «О зонах территориального развития в Российской Федерации и о внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации», Федеральный закон от 29 ноября 2014 г. № 377-ФЗ «О развитии Крымского федерального округа и свободной экономической зоне на территориях Республики Крым и города федерального значения Севастополя», Федеральный закон от 29 декабря 2014 г. № 473-ФЗ «О территориях опережающего социально-экономического развития в Российской Федерации» (далее по тексту закон О ТОСЭР), Федеральный закон от 13 июля 2015 г. N 212-ФЗ «О свободном порте Владивосток». Для всех вышеперечисленных документов характерно то, что они устанавливают особый правовой режим для различных территорий Росссийской Федерации.

В настоящих тезисах хотелось бы уделить особое внимание закону о ТОСЭР, как крайне неоднозначному нормативно-правовому акту, в котором четко прослеживается не только политическая воля Руководства Российской Федерации, но и отражена реакция на вызовы нового времени.

Самым существенным отличием ТОСЭР от других территорий с особым правовым статусом является то, что данный закон был принят в рамках программы развития Дальнего Востока. Поэтому в первые 3 года со дня вступления в силу настоящего закона ТОСЭР могут быть образованы только на территориях субъектов Российской Федерации, входящих в состав Дальневосточного федерального округа или территориях монопрофильных муниципальных образований Российской Федерации (моногородов) с наиболее сложным социально-экономическим положением, согласно перечня отдельно утверждаемого Правительством Российской Федерации.

В этом положении явно прослеживается желание руководства Российской Федерации не допустить ситуации с ОЭЗ и, в случае неудачного варианта развития событий. ограничиться убытками в пределах одного региона. Таким образом Дальний Восток выступает своеобразной тестовой площадкой для реализации ТОСЭР.

И хотя, исходя из «буквы закона», можно было ожидать появления ТОСЭР в других регионах РФ в 2018 году, в реальности не приходится рассчитывать на это ранее 2019 года. Поскольку Управляющий компания, в ведении которой находятся практически все вопросы управления ТОСЭР на Дальнем востоке, была создана в 2015 году, а фактически приступила к своей деятельности только в 2016 г. Говоря о ТОСЭР просто необходимо произвести анализ различий с ОЭЗ.

Основные из них представлены в таблице:

  ТОСЭР ОЭЗ
Срок на который создается территория 70 лет 49 лет
Налоговые преференции: налог на прибыль 0% в первые 5 лет 15,5 – 16 %
Резиденство Резидент должен базироваться в пределах ТОСЭР и не иметь филиалов и представительств Все лица являющиеся и не являющиеся резидентами ОЭЗ
Минимальный размер инвестиций 500 000 рублей 3 -10 миллионов евро
Отраслевая принадлежность проектов
  • Промышленное производство
  • Сельское хозяйство
  • Развитие туризма
  • Логистика Добыча
  • полезных ископаемых
  • Промышленно-производственная деятельность
  • Технико-внедренческая деятельность
  • Портовая деятельность
  • Туристско-рекреационная деятельность
Дополнительные льготы
  • Свободная таможенная зона
  • Бесплатное получение земли и готовой инфраструктуры
  • Отсутствие квот на иностранную рабочую силу
  • Упрощенный государственный контроль
  • Проведение внеплановых проверок по согласованию с УК
  • Свободная таможенная зона для товаров из Таможенного союза
  • Ускоренная амортизация основных средств

Особо хочется отметить правовое положение Управляющей компании, которая создается в целях управления ТОСЭР. Такой управляющей компанией может быть акционерное общество, сто процентов акций которого принадлежит Российской Федерации, и (или) дочернее хозяйственное общество, которое создано с участием такого акционерного общества. Однако любое акционерное общество, согласно части 2 статьи 50 Гражданского Кодекса РФ, создается для целей извлечения прибыли. Согласно закона о ТОСЭР, Управляющая компания наделяется властными полномочиями, а кроме этого работает в качестве многофункционального центра предоставления государственных и муниципальных услуг, что «по духу» противоречит нормам Гражданского Кодекса РФ.

Также согласно части 4 статьи 10 закона о ТОСЭР Управляющей компании передаются полномочия органов местного самоуправления, что противоречит главе 8 Конституции РФ и смыслу Федерального закона «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации». Совершенно очевидно, что коммерческая организация не может подменять собой органы местного самоуправления или осуществлять какие-либо их функции.

Статья опубликована в сборнике "Актуальные проблемы менеджмента: управление внутренними резервами развития регионов РФ: Материалы всероссийской научно-практической конференции с международным участием" (Санкт-Петербург, 11ноября 2016г.) - 2016. - С. 126-129